Согласно пункту 3 статьи 6 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" в случае, если строительство (создание) многоквартирного дома и (или) иного объекта недвижимости не может быть завершено в предусмотренный договором срок, застройщик не позднее чем за два месяца до истечения указанного срока обязан направить участнику долевого строительства соответствующую информацию и предложение об изменении договора. Изменение предусмотренного договором срока передачи застройщиком объекта долевого строительства участнику долевого строительства осуществляется в порядке, установленном Гражданским кодексом Российской Федерации.
По смыслу приведенной нормы закона, согласие на изменение договора в части переноса срока передачи объекта для участника долевого строительства является правом, а не обязанностью.
В силу пункта 1 статьи 452 Гражданского кодекса Российской Федерации соглашение об изменении договора совершается в той же форме, что и договор, при этом согласно пункту 1 статьи 453 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства сторон сохраняются в измененном виде.
При этом в случае изменения договора обязательства считаются измененными с момента заключения соглашения сторон об изменении договора, если иное не вытекает из соглашения или характера изменения договора, а при изменении договора в судебном порядке - с момента вступления в законную силу решения суда об изменении договора (пункт 3 статьи 453 Гражданского кодекса Российской Федерации). Следовательно, по общему правилу изменение договора влечет изменение соответствующих обязательств сторон лишь на будущее время и не освобождает стороны от ответственности за нарушение обязательств, возникших до такого изменения, если иное не предусмотрено соглашением сторон.
Как установлено судом, по условиям договора участия в долевом строительстве от 13 августа 2015 г. N 133/8ДК/15 завершение строительства многоквартирного дома планировалось в III квартале 2015 г., а объект долевого строительства подлежал передаче истцу не позднее 31 декабря 2015 г.
Пунктом 2 статьи 6 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" предусмотрено, что в случае нарушения предусмотренного договором срока передачи участнику долевого строительства объекта долевого строительства застройщик уплачивает участнику долевого строительства неустойку (пени) в размере одной трехсотой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действующей на день исполнения обязательства, от цены договора за каждый день просрочки. Если участником долевого строительства является гражданин, предусмотренная этой частью неустойка (пени) уплачивается застройщиком в двойном размере.
Поскольку на 1 января 2016 г. объект долевого строительства Хомякову И.И. не был передан, то у последнего возникло право с указанной даты по начислению предусмотренной статьей 6 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" неустойки.
При этом дополнительное соглашение, которым изменен срок передачи истцу объекта долевого строительства на IV квартал 2016 г., подписанное АО "Ростовское" и Хомяковым И.И. 7 июля 2016 г. и зарегистрированное 9 августа 2016 г., не может служить основанием для освобождения ответчика от ответственности за нарушения оговоренного срока передачи объекта долевого строительства за период, предшествующий его заключению, поскольку указанное дополнительное соглашение не содержит условий об освобождении АО "Ростовское" от исполнения возникшего до его заключения обязательства по уплате Хомякову И.И. неустойки, как того требуют положения пункта 3 статьи 453 Гражданского кодекса Российской Федерации. 
При таких обстоятельствах основания для освобождения АО "Ростовское" от обязательства по уплате неустойки за нарушение срока передачи объекта долевого строительства истцу за период с 1 января 2016 г. до момента заключения дополнительного соглашения, а также от компенсации морального вреда у судов отсутствовали.
Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 14.05.2019 N 41-КГ19-12